Какой нормальный уровень пса после радикальной простатэктомии

Нормальный уровень пса после радикальной

Как восстанавливать гормональный баланс п

Под радикальным лечением рака предстательной железы понимается радикальная простатэктомия или лучевая терапия при помощи наружного или внутритканевого (брахитерапия) облучения или комбинация этих методов. Альтернативные методы лечения, которые не до конца разработаны (например, Hi-Fu), не имеют четкого достоверного порогового значения ПСА для определения биохимического рецидива, однако в целом соответствуют нижеизложенным рекомендациям.

Первый вопрос, который требует ответа: нужно ли проводить последующее динамическое наблюдение, если рецидивы после радикального лечения развиваются так часто? Ответ на этот вопрос однозначный: да. Рецидивы болезни у значительного числа больных, которые получали радикальное лечение, направленное на выздоровление, развиваются в разные временные периоды после проведения первоначального лечения и, как-правило, неплохо поддаются лечению.

Второй вопрос, на который необходимо дать ответ: зачем необходимо проводить последующее динамическое наблюдение? Основания могут быть различными и зависят от проведенного лечения, возраста больного, сопутствующих заболеваний и пожеланий больного. В целом, после радикального лечения пациентов необходимо наблюдать с учетом любого из следующих оснований:

  • внимательное отношение к больному;
  • возможность проведения радикального лечения 2-й линии;
  • возможность проведения ранней гормональной терапии после выявления прогрессирования заболевания;
  • в рамках проводимого клинического исследования.

Измерение уровня ПСА – это основополагающий аспект наблюдения после радикального лечения рака предстательной железы. Возможные результаты лечения при радикальной простатэктомии и лучевой терапии (или брахитерапии) неодинаковы, однако после всех этих методов лечения, биохимический рецидив практически всегда проявляется раньше, чем клинический рецидив, причем, в некоторых случаях – на много лет. Перед назначением терапии 2-й линии, если она проводитсятолько в связи с биохимическим прогрессированием, рекомендуется подтверждать результат единичного повышения уровня ПСА в сыворотке крови при помощи повторных анализов.

Процедуры и исследования, назначаемые во время последующих визитов к урологу или онкоурологу, зависят от клинической ситуации. Обследования, приведенные ниже, используются в клинической практике для выявления повышения уровня ПСА или остаточной опухоли (продолженного роста или наличия не выявленных ранее метастатических очагов рака простаты). Определение уровня ПСА и пальцевое ректальное исследование (ПРИ– единственные исследования, которые необходимопроводить регулярно (однако, после брахитерапии источниками I-125 пальцевое ректальное исследование желательно проводить не ранее чем через 1 год после имплантации). При каждом визите к врачу необходимо делать записи в истории болезни, которые должны отражать психологическое состояние пациента, признаки прогрессирования заболевания и осложнения, связанные с проведенным лечением. Обследования, используемые для оценки связанных с лечением осложнений, должны назначаться индивидуально. Ниже рассматриваются обследования, наиболее часто используемые для наблюдения за опухолевым процессом после радикального хирургического или лучевого (дистанционная лучевая терапия или брахитерапия) лечения.

Уровень ПСА, при котором определяется биохимическое прогрессирование, различается в случае радикальной простатэктомии и лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии или брахитерапии). После позадилонной радикальной простатэктомии два последовательных показателя, равных 0,2 нг/мл или выше, являются общепринятым критерием определения рецидива рака предстательной железы в международной клинической практике. Некоторые авторы предлагают использовать еще более высокий пороговый уровень – 0,4 нг/мл – для более точного определения больных с высоким риском клинического прогрессирования. Показано,что пациенты с уровнем ПСА 0,1–0,2 нг/мл после радикальной простатэктомии не имеют в дальнейшем ни клинических, ни биохимических признаков прогрессирования заболевания. Поэтому проведение сверхчувствительного анализа на уровень ПСА не оправдано при рутинном наблюдении после радикальной простатэктомии. Если проводимые в настоящий момент рандомизированные исследования подтвердят, что ранняя (при уровне ПСА< 0,2 нг/мл) адъювантная гормональная терапия после радикальной простатэктомии повышает выживаемость больных, это положение будет пересмотрено.

Что касается лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии), то до недавнего времени, согласно рекомендации ASTRO1996 г. определение биохимического рецидива подразумевало три последовательных увеличения уровня ПСА. В 2006 г. на Конференции по достижению консенсуса RTOG-ASTRO было принято новое определение биохимического рецидива после лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии), основной целью которого являлось установлениеболее точного соответствия между биохимическими показателями и клиническим исходом. Новое определение рецидива после лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии) – это повышение уровня ПСА на 2 нг/мл относительно надира (наименьшего уровня) ПСА после терапии. Этот критерий применяется независимо от проведения гормональной терапии.

После Hi-Fu и криотерапии использовался ряд различных критериев определения биохимического рецидива. Большинство из них основано на пороговом уровне ПСА около 1 нг/мл с последующим подтверждением результатов при помощи биопсии простаты. Однако на данный момент не подтверждено достоверное соотношение какаго-либо из перечисленных критериев с клиническим прогрессированием и выживаемостью, поэтому невозможно дать четкие рекомендации по определению биохимического рецидива при экспериментальных методах лечения рака простаты.

Предполагают, что ПСА не должен определяться в сыворотке крови через 6 нед после успешно проведенной радикальной простатэктомии. Постоянно увеличивающийся уровень ПСА свидетельствует о том, что в организме сохранены ткани, производящие ПСА. У больных, которым была выполнена радикальная простатэктомия, это говорит об остаточной опухоли, причиной которой могут быть микрометастазы, ранее не обнаруженные (возможно, они не могли быть обнаружены из-за микроскопических размеров), или положительный хирургический край.

Быстрое повышение уровня ПСА (высокая скорость прироста, короткое время удвоения) свидетельствует о наличии отдаленных метастазов, в то время как более медленное и позднее увеличение концентрации ПСА более вероятно означает развитие местного рецидива рака предстательной железы. Период времени до развития биохимического рецидива и степень дифференцировки опухоли – также важные прогностические факторы, определяющие местный или системный рецидив. При неопределяемом (нулевом) уровне ПСА отмечались случаи местного рецидива и отдаленное метастазирование. Такие случаи встречаютсякрайне редко и возникают преимущественно у пациентов с крайне неблагоприятным прогнозом (недифференцированной опухолью).

Это означает, что у пациентов с относительно благоприятной формой рака предстательной железы (< pT3, pN0, суммой баллов по Глисону < 8) анализ крови на уровень ПСА, вместе с данными анамнеза заболевания, является достаточным основанием для определения рецидива после радикальной простатэктомии.

После лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии) уровень ПСА снижается более медленно, чем после радикальной простатэктомии. Данные об оптимальном пороговом уровне ПСА после лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии) несколько противоречивы. Если надир ПСА составляет < 0,5 нг/мл, это может свидетельствовать о благоприятном прогнозе. Интервал до достижения надира ПСА можетбыть очень длинным и иногда достигать 3 лет и более. В настоящее время свидетельством биохимического рецидива после лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии) считается повышение уровня ПСА более чем на 2 нг/мл относительно надира. Помимо этого, было установлено, что после лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии) время удвоения ПСА соотносится с локализацией рецидива: у пациентов с местным рецидивом рака предстательной железы время удвоения ПСА составляло 13 мес, а при отдаленном метастазировании – 3 мес.

Пальцевое ректальное исследование производится с целью обнаружения признаков местного рецидива рака предстательной железы. Однако после радикального лечения, особенно после лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии), очень трудно интерпретировать результаты пальцевого ректального исследования. Обнаружение новых узлов в предстательной железе является основанием для подозрения местного рецидива.

Как упоминалось выше, местный рецидив рака предстательной железы заболевания после радикального лечения возможен без сопутствующего повышения уровня ПСА. Однако это было отмечено только у больных с крайне неблагоприятным прогнозом, т.е. с недифференцированной опухолью. Таким образом, измерение уровняПСА и пальцевое ректальное исследование составляет наиболее эффективную комбинацию при первичном обследовании в ходе наблюдения пациента после радикальной простатэктомии и лучевой терапии (дистанционной лучевой терапии и брахитерапии), а в случаях с благоприятным прогнозом достаточно только анализа крови на уровень ПСА. После брахитерапии источниками I-125 пальцевое ректальное исследование желательно проводить не ранее чем через 1 год после имплантации.

В клинической практике ТРУЗИ и биопсия простаты не проводятся при последующем динамическом наблюдении больныхс отсутствием симптоматики и, в настоящее время, в отдельных случаях выполняются только после выявления биохимического рецидива. ТРУЗИ может быть использовано как самостоятельный диагностический метод,однако, в большинстве случаев, его необходимо проводить в сочетании с биопсией простаты для определения наличия местного рецидива рака предстательной железы. Биопсия простаты выполняется с целью патоморфологического подтверждения диагноза местного рецидива. Это исследование целесообразно, только если подтверждение местного рецидива влияет на выбор тактики лечения.

Цель остеосцинтиграфии или сканирования костей – обнаружение метастазов в костях скелета. В клинической практике его проведение не рекомендуется при наблюдении больных без симптомов заболевания, но может назначаться больным с повышенным уровнем ПСА, у которых результаты исследования способны повлиять на выбор тактики лечения. Остеосцинтиграфию также следует назначать пациентам с симптомами поражения костей, так как метастатическое их поражение может возникать даже при неопределяемом (нулевом) уровне ПСА.

В клинической практике КТ или МРТ не применяется при наблюдении пациентов с бессимптомным течением заболевания. Они могут проводиться в отдельных случаях для уточнения диагноза после выявления биохимического рецидива, перед тем, как принять решение о выборе тактики лечения.

Рецидив после лечения рака предстательной железы, как правило, развивается рано, несмотря на то, что клинические симптомы могут проявиться только спустя годы.

Поэтому, больных необходимо обследовать более тщательно в течение первых лет после радикального лечения, когда риск рецидива рака простаты наиболее высок. Проводить анализ крови на уровень ПСА, делать записи в истории болезни и проводить пальцевое ректальное исследование рекомендуется со следующими интервалами: через 3, 6 и 12 мес после операции, далее 1 раз в 6 мес до 3 лет после операции, а затем ежегодно.

Основная цель первых клинических визитов – определить наличие осложнений, связанных с лечением, и помочь больным адаптироваться после лечения. Схему наблюдения можно корректировать с учетом характеристик опухоли и состояния больного. Например, пациентам с низкодифференцированной опухолью и местно-распространенным раком предстательной железы или положительным хирургическим краем можно назначать обследование чаще, чем пациентам с высокодифференцированной или интракапсулярной опухолью или с отрицательным хирургическим краем. Пожилой возраст пациента и тяжелые сопутствующие возрастные заболевания при отсутствии симптомов прогрессирования рака предстательной железы могут означать, что проведение последующего динамического наблюдения нецелесообразно.

В клинической практике при последующем динамическом наблюдении больных раком предстательной железы с отсутствием симптомов заболевания рекомендуется использовать данные объективного исследования и жалобы больного и анализ на уровень ПСА в сыворотке крови в сочетании с пальцевым ректальным исследованием. Эти мероприятия следует проводить через 3, 6 и 12 мес после лечения, далее 1 раз в 6 мес до 3 лет после леченияи затем ежегодно
После радикальной простатэктомии уровень ПСА в сыворотке крови > 0,2 нг/мл может свидетельствовать об остаточной опухоли или рецидиве рака предстательной железы
После лучевой терапии (дистанционной и брахитерапии) достоверным показателем прогрессирования или рецидива заболевания является не определенный пороговый уровень ПСА, а повышение уровня ПСА более чем на 2 нг/мл относительно надира
Наличие пальпируемого узла в предстательной железе или в ее ложе и повышение уровня ПСА в сыворотке крови могут свидетельствовать о местном рецидиве рака предстательной железы
Подтверждение местного рецидива при помощи ТРУЗИ и биопсии простаты рекомендуется, только если это может повлиять на тактику лечения. В большинстве случаев нет необходимости в выполнении ТРУЗИ и биопсии простаты перед назначением лечения 2-й линии
Метастазы могут быть обнаружены при помощи КТ/МРТ малого таза или остеосцинтиграфии. У больных с отсутствием симптоматики эти исследования могут не выполняться, если уровень ПСА в сыворотке крови менее 120 нг/мл, но данных, подтверждающих это, недостаточно
В клинической практике не рекомендуется назначать остеосцинтиграфию больным без симптомов заболевания. Если у пациента появляются боли в костях, можно назначить остеосцинтиграфию независимо от уровня ПСА

Источник - сайт Европейской ассоциации урологов: www.uroweb.org

В большинстве случаев гормональная терапия назначается пациентам, у которых первичным диагнозом был метастатический или местно-распространенный рак предстательной железы. Это влияет на выбор схемы последующего наблюдения, поскольку биохимический рецидив часто сопровождается быстрым прогрессированием симптоматики.

Основными задачами последующего динамического наблюдения этих пациентов являются:

  • контроль эффективности проводимого лечения;
  • обеспечение соблюдения пациентом схемы лечения;
  • выявление возможных осложнений гормональной терапии;
  • корректировка схемы паллиативного и симптоматического лечения при развитии андрогеннезависимого рака предстательной железы.

Следует отметить, что необходимо оценивать целесообразность назначения дополнительного обследования при различных стадиях рака предстательной железы во избежание проведения необоснованных исследований и чрезмерных социально-экономических затрат. В то же время, строгое следование рекомендациям по последующему динамическому наблюдению целесообразно только в том случае, если при выявлении прогрессирования заболевания больному может быть назначено эффективное лечение. В настоящее время нет четкого ответа на вопрос о сроках назначения негормонального лечения больным гормонорезистентным раком предстательной железы, в связи с этим схему наблюдения этих больных следует определять индивидуально. На основании имеющихся данных, для больных после гормональной терапии невозможно дать строгие рекомендации по проведению динамического наблюдения.

Уровень ПСА является достаточно достоверным критерием для определения течения метастатического рака предстательной железы.

Прогностическая ценность уровня ПСА, используемого в последние десятилетия при динамическом наблюдении больных раком предстательной железы, заключается в прогнозировании продолжительности положительного эффекта гормональной терапии терапии с учетом начального уровня ПСА (уровень до проведения терапии) или снижения уровня ПСА в течение первых 3–6 мес.

Начальный уровень ПСА может свидетельствовать о распространенности метастатического поражения, хотя некоторые низкодифференцированные опухоли не продуцируют ПСА. В публикациях рассматриваются также другие аспекты прогностической ценности начального уровня ПСА, который можно использовать не только для прогнозирования длительности положительного результата лечения.

Изменение уровня ПСА также является индикатором эффективности лечения у больных, у которых на фоне гормональной терапии впервые диагностирован метастатический рак предстательной железы. Более благоприятный прогноз выживаемости отмечается при наименьшем абсолютном значении уровня ПСА (< 0,2 нг/мл) по сравнению с уровнем ПСА 0,2–4,0 нг/мл или > 4,0 нг/мл. Эти данные также подтверждаются результатами исследований, включающих больных с местно-распространенным и метастатическим раком предстательной железы.

Изменение уровня ПСА в ответ на лечение также служит важным прогностическим фактором у больных, которым назначается гормональная терапия в связи с повышением уровня ПСА после радикального лечения (радикальная простатэктомия, дистанционная лучевая терапия, брахитерапия). У пациентов с наибольшим снижением уровня ПСА отмечались лучшие показатели выживаемости.

Несмотря на пользу определения уровня ПСА для оценки результатов лечения у отдельных больных, роль ПСА как индикатора эффективности лечения в клинических исследованиях неоднозначна. После первоначального положительного ответа на гормональную терапию необходимо регулярно проводить обследование пациентов с целью обнаружения и лечения гормонорезистентного рака предстательной железы, поскольку клиническое прогрессирование у пациентов с раком предстательной железы стадии М1 развивается в среднем через 12–18 мес после начала терапии. Доказано,что регулярное измерение уровня ПСА у больных с бессимптомным течением позволяет своевременно выявить биохимическое прогрессирование, так как повышение уровня ПСА, как правило, опережает появление клинической симптоматики на несколько месяцев. Однако, необходимо отметить, что уровень ПСА не является достоверным показателем развития гормонорезистентного рака предстательной железы и его измерение не может служить единственным методом обследования при последующем динамическом наблюдении. В некоторых случаях отмечалось появление клинической симптоматики (наиболее часто – боли в костях) при нормальном уровне ПСА.

Контроль уровня креатинина является целесообразным, так как он позволяет выявить обструкцию верхних мочевых путей при метастатическом раке предстательной железы и определить показания для выполнения чрескожной нефростомии или стентирования мочеточников.

Контроль уровня гемоглобина и функции печени позволяет выявить прогрессирование рака предстательной железы и/или осложнений гормональной терапии, что может служить показанием для прекращения лечения (например, токсическое поражение печени на фоне приема нестероидных антиандрогенов). Необходимо принять во внимание, что при андрогенной блокаде возможно снижение уровня гемоглобина примерно на 20%.

Для наблюдения больных со стадией рака предстательной железы M1b можно использовать анализ на уровень щелочной фосфатазы и ее костных изоферментов. Эти маркеры имеют преимущества перед ПСА, так как их уровень не меняется под влиянием гормональной терапии. Необходимо учитывать, что увеличение концентрации щелочной фосфатазы в сыворотке крови может также возникать на фоне остеопороза, вызванного андрогенной блокадой. В таком случае целесообразно провести анализ на уровень костных изоферментов щелочной фосфатазы.

В клинической практике больным с бессимптомным течением и нормальным уровнем ПСА не следуетназначать регулярное прохождение остеосцинтиграфии, так как прогрессирование заболевания более точно определяется анализом на уровень ПСА, который к тому же является менее затратным. Кроме того, интерпретация остеосцинтиграмм в ряде случаев затруднительна, а появление новых очагов накопления радиофармпрепарата или отрицательная динамика со стороны ранее выявленных очагов у таких больных зачастую не ведет к смене тактики лечения.

В случаях, когда существуют клинические или лабораторные показатели прогрессирования рака предстательной железы, можно назначить рентгенографию грудной клетки или УЗИ почек и печени, забрюшинных лимфоузлов. Выбор определенного вида диагностического исследования должен основываться на клинической картине. Следует отметить, что использование этих методов в клинической практике для обследования пациентов этойкатегории не рекомендуется. При гормонорезистентном раке предстательной железы следует назначать обследования индивидуально с целью сохранения должного качества жизни пациента.

При длительной антиандрогенной терапии может быть целесообразно контролировать минеральную плотность костной ткани, основываясь на первичном Т-индексе: при Т-индексе < 1,0 исследование выполняют 1 раз в 2 года, и ежегодно – при уровне Т-индексе от 1,0 до 2,5 (при отсутствии других факторов риска).

При проведении терапии агонистами ЛГРГ у большинства пациентов достигается кастрационный уровень тестостерона (< 20 нг/дл). Однако примерно в 13–38% случаев эта терапевтическая цель не достигается, а у 2–17% пациентов уровень тестостерона не опускается ниже 50 нг/дл. Кроме того, у некоторых пациентов при длительной терапии агонистами ЛГРГ может отмечаться повышение уровня тестостерона в ответ на очередное введение препарата. Повышение уровня тестостерона также может наблюдаться в любой момент во время терапии, что случается у 2–13% пациентов, получающих агонисты ЛГРГ.

В настоящее время недостаточно данных об оптимальном уровне тестостерона, необходимом для эффективного лечения рака предстательной железы. В недавних исследованиях было отмечено, что более низкий уровень тестостерона указывает на большую эффективность и лучшие результаты лечения. Исследование, включавшее 73 пациента с неметастатическим раком предстательной железы, которым была назначена антиандрогенная блокада препаратами ЛГРГ, показало, что у пациентов, у которых отмечались подъемы уровня тестостерона, не связанные с введением препарата, были более низкие показатели безрецидивной выживаемости. Среднее время до развития гормононезависимого рака предстательной железы у пациентов с повышением уровня тестостерона, не связанным с введением препарата (повышение > 32 нг/дл) составляло 88 мес (95% ДИ: 55–121), тогда как у пациентов без таких выбросов – 137 мес (95% ДИ: 104–170) (p < 0,03). В ретроспективном многовариантном анализе серии случаев, включавшем 129 пациентов с метастатическим раком предстательной железы, которым была назначена терапия агонистами ЛГРГ, через 6 мес наблюдения отмечалась четкая взаимосвязь между риском смерти и уровнем тестостерона в сыворотке крови.

С учетом этих данных во время терапии агонистами ЛГРГ, кроме анализа на уровень ПСА, рекомендуетсятакже проводить анализ на уровень тестостерона в сыворотке. Интервалы проведения анализа на уровень тестостерона четко не определены. Первое измерение уровня тестостерона следует проводить через 1 мес после начала терапии препаратами ЛГРГ с целью определения надира тестостерона перед очередным введением препарата. Анализ на уровень тестостерона через 6 мес после начала антиандрогенной терапии может позволить оценить эффективность лечения и удостовериться, что поддерживается кастрационный уровень тестостерона. Если уровень тестостерона поднимается выше кастрационного, можно перейти на другой препарат ЛГРГ или провести орхидэктомию (хирургическую кастрацию).

У пациентов с повышенным уровнем ПСА и/или клиническими признаками прогрессирования рака предстательной железы, необходимо обязательно проводить анализ на уровень тестостерона, чтобы подтвердить гормонорезистентное состояние.

Антиандрогенная терапия является эффективной у пациентов с раком предстательной железы, однако имеет более широкий спектр осложнений, чем предполагалось ранее. Наиболее распространенными побочными эффектами низкого уровня тестостерона являются приливы, снижение либидо, эректильная дисфункция, гинекомастия и уменьшение минеральной плотности костной ткани. Кроме того, как показали результаты недавних исследований, у мужчин с низким уровнем тестостерона значительно чаще развиваются осложнения, связанные с обменом веществ, такие как инсулиновая резистентность, артериальная гипертония, сахарный диабет, метаболический синдром. Короткий курс антиандрогенной терапии (3–6 мес) приводит к развитию инсулиновой резистентности, тогда как длительный курс антиандрогенной терапии (12 мес и более) может вызвать гипергликемию и клинически выраженный сахарный диабет.

Как показали исследования, метаболический синдром развивается у более чем 50% пациентов, проходящих длительный курс антиандрогенной терапии, что подвергает их более высокому риску развития сердечно-сосудистых осложнений. У мужчин с метаболическим синдромом, возникшим на фоне антиандрогенной терапии, почти в 3 раза возрастает риск смерти от ишемической болезни сердца, которая в настоящее время стала самой распространенной причиной смерти среди больных раком предстательной железы, даже опережая смертность от самого рака простаты.

С учетом этих результатов, пациентам с сердечно-сосудистыми заболеваниями в анамнезе и пациентам старше 65 лет рекомендуется консультация кардиолога перед началом курса антиандрогенной терапии. Всех пациентов следует обследовать на наличие сахарного диабета при помощи анализа на уровень глюкозы в крови натощак и гликолизированного гемоглобина (до начала терапии и затем 1 раз в 3 мес). В отдельных случаях необходимо проведение глюкозотолерантного теста. Больным с нарушением толерантности к глюкозе и/или с сахарным диабетом следует назначить консультацию эндокринолога. Пациентам, проходящим курс антиандрогенной терапии, следует рекомендовать изменить образ жизни (диета, физические нагрузки, прекращение курения и т.п.) и назначать лечение имеющихся заболеваний, таких как сахарный диабет, гиперлипидемия и/или артериальная гипертензия. Всем пациентам, проходящим длительный курс антиандрогенной терапии, рекомендуется регулярно проводить анализ на уровень глюкозы в крови натощак, анализ липидного спектра крови и измерять артериальное давление. У больныхс высоким риском развития сердечно-сосудистых осложнений необходимо оценить соотношение риска и эффективности антиандрогенной терапии, особенно при возможности отсрочить начало антиандрогенной терапии.

Рекомендуется проводить контрольное обследование через 3 и 6 мес. после начала гормональной терапии.Схема наблюдения должна определяться индивидуально, а больному следует рекомендовать при возникновении тревожных симптомов обращаться к врачу.

При положительных результатах лечения, т.е. улучшении клинической картины, хорошем психологическом состоянии, соблюдении схемы лечения и при уровне ПСА < 4 нг/мл, следует проводить контрольное обследование больных раком предстательной железы данной категории 1 раз в 6 мес.

При положительных результатах лечения, т.е. улучшении клинической картины, хорошем психологическом состоянии, соблюдении схемы лечения и при уровне ПСА < 4 нг/мл, следует проводить контрольное обследование больных раком предстательной железы с данной стадией 1 раз в 6 мес. Больным следует сообщить о клинических симптомах компрессии спинного мозга и рекомендовать при их появлении немедленно обратиться к врачу.

Больным, у которых рак предстательной железы прогрессирует и которые не отвечают на гормональное лечение согласно приведенным здесь критериям, необходима индивидуальная схема наблюдения.

Источник: http://bfdom.ru/abeznyallhebiracfncbfyrenqvxnyablc...

Мнения о Какой нормальный уровень пса после радикальной простатэктомии

 
#9 vLadslav 27.03.2015
ПОПУГАИ/ Болезни попугаев Если попугай сидит нахохлившись